Все публикации

Давайте вместе узнаем все тайные грехи коллекторов банка

Автор: Литвиненко Олександр  •  07 июля 2016


 

Исповедь Долговыбивателя: весь рынок по работе с проблемной задолженностью является крайне неэффективным, поскольку рассчитан на отсутствие знаний своих прав и свобод у обычного гражданина, в то время как существующее законодательство Украины стоит на стороне защиты залогового имущества должников.

Реалии нынешнего времени

Реальная ситуации, которая сложилась на рынке проблемной задолженности в Украине, такова, что более 2 миллионов человек имеют задолженность по кредитам. Из них 150 000 должников по валютным кредитам, и имуществом в залоге. Банки не спешат проводить реструктуризацию валютных долгов, а должники в свою очередь не платят по кредиту.

У каждого 12-го моего знакомого проблемный кредит, а каждое 5-е слушание в суде о взыскании долга с должника банка или отчуждения залогового имущества. В условиях такой затруднительной ситуации как для тех, кто брал кредиты, так и для кредиторов, в том числе банков, сформировалось благоприятную среду для развития финансовых формирований определенного профиля, так называемых факторинговых компаний, которые по природе и сути своей не является чем-то большим, нежели коллекторская компания.

 

Эволюция персонажа

Если еще десятилетие назад слово коллектор банка в Украине, в частности в столице, было известно узкому кругу людей и входило в проф терминологии, то сейчас его знает даже четырехлетний ребенок не украиноязычного эмигранта из Ирана. Трудно не заметить тот факт, что роль коллектора которому банк передал долг, отведена ему в прозаическом быту украинца — значительно возросла. О специфике данной профессии и особенностей контингента работающих по данной специальности мне ничего рассказать нового рядовому читателю.

В меру своей незаурядной многолетней юридической практики в кредитно-долговой сфере, защищая права и интересы моих клиентов, мне приходилось неоднократно встречать ярких представителей этой специфической фауны. Именно откровенным рассказом о своей будничной проф-деятельности, одного из таких «выбивателей долгов» я решил поделиться с Вами.

Глава 1. Бэкстейдж. Начало.

Макс, «охотник за долгами» со стажем. Сначала работал в банковской «проблемке» — отдел по работе с проблемными кредитами банка, а затем стал сотрудником коллекторской компании которой банк продал долги. Далее об этом, кухню изнутри и серые будни коллекторов — от него из первых уст.

Коллекторы банков сейчас активизировались как никогдаТерроризируют звонками, приходят к должникам домой, на работу, присылают письма, банки угрожают коллекторами и т.д. .. Подобных случаев масса. И в основном мы стараемся достичь одного — вызвать у должника животный страх, посеять панику, так чтобы он упорно верил в то, что если не оплатит, долг, плюс пеню, плюс процент, то завтра все его залоговое имущество окажется у нас, он в тюрьме, а его родные на улице! Нас сразу учат работать с деталями, для большей аутентичности. Например, угроза может быть следующего характера: «Вас — в тюрьму! Жену, детей и вашу собаку — на улицу! ». Помню, как однажды, работая по стандартному протоколу, сказал: «Ваше имущество окажется у нас, вы — на улице, а жена, дети и собака — в тюрьме!» .. Только после тридцати секундной паузы и вопроса — а пса-то за что в тюрьму, — я понял, как ошибся. Вот такой вот бэкстейдж!

 

Глава 2. Суть коллектора долговыбивателя.

Я работаю на солидную факторингово-финансовую компанию, — продолжает Максим. Мы как покупаем собственные кредитные портфели, путем факторинговых схем, так и работаем с должниками других банков. Как правило, для банковского учреждения судиться с неплательщиком — долго, хлопотно и затратно! А если последний, заручится поддержкой компетентных юристов, то данный вопрос вообще повиснет на добрый десяток лет! Банковские коллекторы малоэффективны. Поэтому передают своих должников к нам, без переуступки прав на кредитные и ипотечные договоры последних.

Наша компания получает, в таком случае, 15-20% от выбитой суммы долга! Взвесив специфику рынка, мы показываем приемлемого уровня эффективность.Работаем мы по классической, облюбованной большинством коллекторских агентств, схеме в несколько этапов.

Глава 3. Soft.

Сначала должника ведут в мягком режиме «Soft». Этим занимается call-центр, где я и работаю. Система работает автоматически. Номер набирает программа компьютера, на дисплее появляется досье клиента: имя, сумма долга, продолжительность просрочки, результаты предыдущих разговоров, варианты возможных диалогов для конкретного случая. Далее представляемся любым псевдонимом, как правило, данный рекомендуется программой, чтобы у жертвы формировалось впечатление, что ему уже в течение нескольких лет с завидным постоянством звонит один и тот же менеджер.

Иногда наши собеседники отличают голоса. И задают вопрос, почему у нас все на одно имя. Далее мы начинаем запугивать должника, рассказывать страшилки, что он попадет в черный список банковских учреждений, никогда больше не получит кредит в своей жизни, что все имущество отберем или запретим выезд за границу. Часто инкриминируем собеседнику уголовной ответственностью с целью мошенничества. Особенно это смешно, когда у неплательщика долг 15 -30 тыс.грн.Там вообще, как правило, дальше телефонных звонков дело не пойдет.

Глава 4. Министерство переговоров.

Чем продолжительнее диалог, тем более вероятен следующий звонок коллектора банка в ближайшее время. Ведь в системы архивации банка данных является внутренний рейтинг. Если человек снимает трубку и общается определенное время, система распределения забивает его номер в начало списка и формирует график ближайших звонков. В случае, когда человек бросает трубку, не берет ее совсем, ее номер теряется в рутине данных, и появляется перед глазами оператора только через 3-6 месяцев.

Живописно описывая ужасы, которые ждут нашу жертву, говорим жестко и четко. Суровой, деловой лексикой. Холодным и грозным голосом с эхом металла. Особенно уязвимее отождествляют нас с крепкими мужчинами, с бандитскими лицами и с тюремными татуировками. Именно так нас панически рисует их болезненное воображение. И так до 250-ти звонков. Нам постоянно нужно вести диалог. Кто задает вопросы, тот и председательствует разговор. В стиле: «Что вам мешает заплатить сегодня !?», «Какая именно сумма у вас есть в данный момент?». Звонок считается удачным, если должником было озвучено конкретная дата оплаты, и конкретная сумма.

 

Человеческий фактор влияющий на банки и коллекторов

В последнее время работа операторов call-центр значительно осложнилась. Люди на другом конце провода, сразу после того, как я представлюсь, озвучивают что начинают запись разговора. Здесь приходится подбирать слова. Кроме того, в таких случаях мы вынуждены давать официальные ответы на вопрос неплательщика. Например по какому праву банк передал их договор третьим лицам и вообще банк вправе переуступать данный проблемный кредит.

Когда собеседник понимает нашу беспомощность, и что у нас никаких законных двигателей влияния нет, мы угрожаем, что натравим на него представителей исполнительной службы, которые имеют реальную власть отобрать их залоговое имущество. И многие должники знают, что это дело не быстрое. Ведь нашим юристам сначала нужно пройти все девять кругов ада судебных инстанций, чтобы получить исполнительный лист, который еще месяцаминевозмутимо будет лежать на столе в загруженного работой и обделенного зарплатой исполнителя. А юристы в нашем юр-отделе, мягко говоря, недостаточно сообразительные и опытные, и ярым должникам это известно. В таких случаях мы практически беспомощны.

Заветного ответа на вопрос «когда и сколько» мы не слышим, мол, не дожали клиента, а значит с нас снимают баллы, а с ними и часть зарплаты. Наш заработок зависит на прямую от нашей эффективности. А в условиях такой специфической сферы деятельности, сами понимаете какая у нас тут текучка. Дело не только в средствах. Недавно наткнулся на клиентку: взяла у банка кредит в размере 40 тыс. долларов, а за несколько лет он вырос до 185 тыс. долларов. Мне сразу захотелось ей крикнуть: не платите! Подавайте первой в суд. Судьи часто принимают сторону клиента. Ну пришлось бы ей 65 тыс. Заплатить, но не 185 тыс.! Однако нам, как вы понимаете, подобные советы предоставлять строго запрещено!

Бывают и ошибки, когда номер введен в систему неверно. А удалить его оттуда очень трудно. Нередко это делалось заемщиком специально, что было возможно, когда кредиты в 2007-2008 году выдавались всем подряд. Например, один должник оставил номер психбольницы, а другой — номер банка, в котором брал кредит.

 

Пристыдить и унизить

По окончании срока запугивания в 180 -240 дней, если за неплательщиком не наблюдалось никаких достойных внимания реакций, а сумма долга превышает 50 тыс. грн (в очень редких случаях, и только для маленьких городов, этот лимит может составлять 15 тыс. грн), по адресу проживания или месту работы заемщика выезжает «группа мобильных менеджеров» с целью публичного посрамления последнего, с применением психологического прессинга и социальной провокации различной формы.

Выглядит это следующим образом, в присутствии коллег на работе, соседей в подъезде или дворе дома, друзей на досуге группа 2 — 6 человек начинает стыдить, унижать, или откровенно ругать вас публично. Иногда все ограничивается фразами: «Как вам не стыдно, долги не платить! Вы же взрослый человек, а по уши в долгах », а иногда доходит и до прямых угроз и метанию камней. Как правило, подобного напора можно избавиться в несколько заходов с помощью полиции или группы решительно настроенных друзей.

Глава 5. Мобильные группы.

Как правило, данная акция не растягивается во времени на длительный период, и по прохождению 1-3 месяцев за дело берутся «специалисты по отчуждению», так называемая «мобильная группа» от 3 до 6 человек, в состав которой входят якобы юристы. Часто подобные выезды на дом к заемщику, и к залоговому имуществу практикуются не только в начале судебного разбирательства со стороны представителей коллекторского агентства, но и вообще в его отсутствие, а также для его предотвращения. Ведь баталии в судах – дело не уверенное, затяжное и финансовое! Поэтому группа неприятных людей приезжает с целью запугать должника до такой степени, что он сам перепишет залоговое имущество на данное фин учреждение. Подобные мероприятия, я бы условно разделил бы на два типа: первый — рассчитан исключительно на запугивание самого заемщика и его семьи.

Происходит это подобным образом: группа крепких людей стучится в двери, пытается войти в квартиру, а при непосредственном разговоре с виновником действа, некоторые из них демонстративно пользуются ножом и чистят им яблоко, или держат в руках апельсин, и полотенце — намек на то, как в 90-х с помощью этих нехитрых аксессуаров избегали следов при побоях. Для такой компании характерны щедрая брань, и искренние, от всего сердца, угрозы! И как вы уже догадались, они крайне уязвимы к вызову полиции.

Второй тип выезда мобильной группы рассчитан не только на самого должника, но и на представителей полиции. В таком случае, среди группы из 6 человек, есть 2-3 якобы юристов, которые утверждают, что ипотечный договор является право устанавливающим документом на залоговое имущество, и размахивая такой бумажкой перед лицами господ полицейских, и удивленным законным владельцем имущества, пытаться войти в предмет залога и выселить вас из вашей квартиры.

В дополнение к такой демонстрации псевдо право устанавливающего документа, представители коллекторов банка могут без вашего ведома, сделать выписку из отделения ЖЕКу, что мол в квартире никто не прописан, и жить не имеет права. Данная тактика показала себя, как довольно эффективна, ведь в паре с психологическим прессингом заставляла людей паниковать, и высиляться из собственных домов.

И контр меры в такой ситуации — как делится Максим, — очень просты! Однажды мне пришлось изображать из себя юриста коллекторской компании. У меня в руках был договор ипотеки, как пример право устанавливающего документа, и даже выдержка из «Государственного реестра имущественных прав», в котором было четко указано, что квартира зарегистрирована на кредитора. Однако нам попался довольно хорошо подкован в области права противник, который сразу разложил все по полочкам, где извлечение только дополнение к право устанавливающему документу, а ипотечный договор, в соответствии с действующим законодательством Украины таковым не является!

Полиция сразу приняла сторону должника. Поэтому стоит всегда оставаться хладнокровным, ссылаться на оригиналы правоустанавливающих документов, не выпуская их из своих рук, и стоять на том, что очевидно предмет спора, а значит вопрос следует решать в правовом русле непосредственно в суде.

Как вести себя с коллекторами банка, смотрите ниже

 

Глава 6. В суд не торопимся.

Практика показывает, что подавать в суд по кредиту, как банки так и коллекторские агентства не спешат. Ведь, если неплательщик отчаянно стоит на защите своего залогового имущества. То воплотить отчуждения данного предмета залога можно будет только посредничеством. Государственной исполнительной службы и только спустя годы судебной волокиты. Реализовать предмет залога в таком случае можно будет лишь через официальные торги, где имущество заемщика продается за бесценок, что является неудовлетворительным финансовым результатом для коллекторской компании.

Поэтому предпочтение отдается «прямому контакту» со злостными неплательщиками. С последующими визитами к ним домой с целью заставить должника согласиться на добровольную реализацию залогового имущества. В таком случае и предмет ипотеки будет реализован по рыночной цене, а не с уценкой в 2,5 раза, как на аукционе. Иногда кредитор так заинтересован решить все вне зала суда, даже делает приемлемое предложение заемщику, по которому определенный процент от реализации имущества получает и он.

 

Финал Истории коллектора долговыбивателя:

Достало это все меня, доработаю до зарплаты и уволюсь — признался нам наш рассказчик. Ведь весь рынок по работе с проблемной задолженностью в настоящее время является крайне неэффективным, поскольку рассчитан на отсутствие знаний своих прав и свобод у обычного гражданина, в то время как существующее законодательство Украины стоит настороне защиты залогового имущества должников.


Автор
фото
Юрист (Киев) Выполнено заданий: 17 Отзывов: 157
Чижик Ольга
согласна. данная профессия как и профессия частного исполнителя.... для нашего общества своевременна. Она должна вводиться в обществе имеющем хотя бы 70% здравомыслящих людей. Должен измениться менталитет. Этим должны заниматься люди имеющие высокие моральные ценности, а чувство быстрой наживы. Я не оправдываю заемщиков.... но если бы банковская система была бы прозрачной в нашей стране не было бы столько проблемных кредитов.
11 июля 2016 в 16:15 1
Литвиненко Олександр
що є то і маємо
11 июля 2016 в 19:58

Loading...
В данном разделе статей больше нет