Все публикации

Крымский вакуум или Полуостров с полузаконами (продолжение)

Автор: Тамошюнас Андрей  •  19 июня 2014


Спасение активов в Крыму

Одна из главных проблем, которая тормозит сегодня бизнес-деятельность – это ограничение украинским государством доступа ко всем основным госреестрам. Как объяснял Министр юстиции Украины Павел Петренко: «...в Крыму назначили своего Министра юстиции и мы заблокировали доступ к реестрам, чтобы сохранить информацию, потому что к ней пытаются получить доступ неизвестные личности».

Вполне разумный и логичный ход, направленный на обеспечение прав законных владельцев украинского имущества и имущественных прав. Однако в результате нотариусы, через которых оформляются сделки на украинском рынке, не могут принять документы, касающиеся объектов, расположенных в Крыму. Заблокированными оказались вещные права на недвижимое имущество, нет доступа к правовым актам неправового характера (индивидуальным актам), документы об исполнительном производстве и персональные данные владельцев объектов. Таким образом, фактически активы украинских субъектов хозяйствования оказались «замороженными» в Крыму. В свою очередь, российские реестры еще не начали функционировать. И возникает большой вопрос, какая информация будет в них отражена после того, как они начнут работать...

Учитывая то, что «сложить в коробочку» и вывезти на «материк» недвижимое имущество невозможно физически, считаем в таком случае целесообразным придерживаться следующего набора действий по защите бизнес-активов.

Прежде всего необходимо отметить, что согласно ст. 12 Закона РФ № 6-ФКЗ на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя действуют документы, в том числе подтверждающие право собственности, право пользования, выданные государственными и иными официальными органами Украины, государственными и иными официальными органами АР Крым, государственными и иными официальными органами города Севастополя, без ограничения срока их действия и какого-либо подтверждения со стороны государственных органов Российской Федерации, государственных органов Республики Крым или государственных органов города федерального значения Севастополя, если иное не вытекает из самих документов или существа отношений.

Следовательно, основные усилия нужно направить на сохранение правоустанавливающих документов на материальных носителях или иной документации, с помощью которой можно будет (хотя бы теоретически) обосновать правовой статус имущества. Необходимо привести в максимально возможный порядок имеющиеся у вас и ваших клиентов правоустанавливающие и другие документы на недвижимое имущество, в т.ч. на землю, а также постараться раздобыть все, до чего вы можете «дотянуться». Желательно, чтобы это были «бумажные» оригиналы или надлежащим образом заверенные копии. На сегодня нет никаких оснований для непризнания таких документов государствами, международными судами и субъектами хозяйствования. Рекомендуем также убедиться, что все права на недвижимое имущество и земельные участки зарегистрированы в Государственном реестре прав.

Не забывайте и о документах, которые подтверждают права на использование недр и другие исключительные права субъекта хозяйствования. Эти документы также сохраняют юридическую силу и могут пригодиться в дальнейшем для взыскания убытков через инструментарий международных судов, а возможно, помогут вашему клиенту спустя какое-то время вернуться в регион и возобновить свой бизнес.

Скорее всего, как только ситуация с перерегистрацией прав на имущество будет урегулирована, необходимо будет переоформить свои права согласно новому законодательству. Пока соответствующие нормативно-правовые акты готовятся, следует рассмотреть возможность осуществления регистрации прав собственности и по российскому, и по украинскому законодательству (по крайней мере прямого запрета на такое пока что нет).

Предлагаем вернуться к приказу Минюста от 14.03.14 г. № 524/5 «О мерах предоставления услуг по государственной регистрации вещных прав на недвижимое имущество», который мы уже упоминали ранее. Основной посыл данного нормативно-правового акта заключается в том, что регистрация права собственности и всех сделок в отношении недвижимого имущества на территории Крыма в Государственном реестре вещных прав на недвижимое имущество производится регистрационными службами Херсонской и Запорожской областей.

По словам директора департамента гражданского, финансового законодательства и законодательства по вопросам земельных отношений Министерства юстиции Украины Елены Ференс, в настоящее время Минюст собирает информацию по фактам нарушения прав украинских граждан на территории Крыма, по результатам обработки которой разъяснит, по какой процедуре каждый сможет защитить свои нарушенные права.

Кроме того, в качестве одного из мероприятий в системе защиты собственного бизнеса также необходимо предусмотреть подготовку соответствующего обращения к Уполномоченному при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борису Титову.

Дело в том, что Президент РФ Путин, выступая на 16-м Петербургском международном экономическом форуме, заявил: «…Для формирования совершенной системы государственных услуг для бизнеса необходимо время. А текущие проблемы, когда предприниматель сталкивается с нарушением своих прав, бюрократическим давлением, коррупцией, административными барьерами, – нужно решать уже сегодня все эти проблемы. Именно поэтому также в контакте с бизнесом в России создаётся новый специальный институт уполномоченного по правам предпринимателей – как отечественных, так и иностранных, хочу подчеркнуть. Он получит право отстаивать интересы бизнеса в суде, приостанавливать ведомственные и нормативные акты до решения суда и в качестве обеспечительных мер обращаться в суд с оперативным приостановлением действий чиновников».

Дискутируя с обозревателем Радио Свобода Виталием Портниковым и депутатом Верховной Рады Украины Сергеем Соболевым, Уполномоченный при Президенте РФ по правам предпринимателей Борис Титов неоднократно заявлял: «Я действительно уполномоченный, моя задача защищать бизнес, любой бизнес. По закону я защищаю и иностранный бизнес на территории Российской Федерации, и российский бизнес за рубежом. Обращайтесь ко мне, если у вас есть такая информация. И если там будут нарушения, мы имеем сегодня полномочия для того, чтобы бизнес защищать».

Конечно, учитывая политическую составляющую во взаимоотношениях Украины и РФ, о серьезности и, главное, правдоподобности приведенных выше заявлений первых лиц российского государства в отношении защиты нарушенных прав иностранных предпринимателей мы сможем судить только по истечении времени. Тем не менее этот инструмент не стоит игнорировать. ЕСПЧ достаточно серьезно относится к публичным заявлениям официальных лиц государства и имеется множество прецедентов, когда подобные высказывания принимались к сведению при постановлении решений.

Мы не видим в том, чтобы использовать описанные выше механизмы предательства Украины. В конце-концов, мы, украинцы, знаем как бить врага его же оружием. Поэтому не отмахивайтесь от описанных инструментов защиты из соображений патриотизма — их можно будет использовать в международных судах, доказывая вину государства, которое посягнуло на имущество ваших клиентов или злонамеренно создало условия для нарушения гарантированного Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 года[1] права частной собственности.

Если уж мы заговорили о европейской судебной практике, следует вспомнить следующее. При построении системы защиты бизнеса целесообразно применять выработанную практику ЕСПЧ, где ответчиком выступало государство, которое фактически провело аннексию. За основу для защиты своих прав в данном случае можно взять дела «Цомцос и другие против Греции», «Катикаридис и другие против Греции» (1996).

В упомянутых делах рассматривалась проблема государственного произвола. Речь шла о конфискации собственности для строительства автотрассы, при этом была применена не подлежащая обжалованию правовая норма, закреплявшая позиции государства в том, что улучшение дороги означает само по себе достаточную компенсацию тем лицам, у которых была изъята собственность. ЕСПЧ постановил, что отсутствие гибкости в системе предоставления компенсации и, в частности, невозможность в судебном порядке определить размеры действительного ущерба, причиненного конфискацией, составляет нарушение Статьи 1 Протокола № 1 к Европейской конвенции.

Право беспрепятственно пользоваться своей собственностью нарушается и в том случае, когда правительство в течение многих лет отказывается предоставить доступ к собственности, лишая тем самым лицо возможности использовать ее или осуществлять какой-либо контроль за ее использованием. ЕСПЧ пришел к этому мнению в деле «Лоизиду против Турции» (1996), в рамках которого суд отверг целый ряд аргументов правительства, включая то, что политическая ситуация на Кипре оправдывает постоянный отказ в доступе грекам-киприотам к собственности, расположенной на территории, контролируемой Турцией. Суд заявил, что установление фактических преград может рассматриваться как нарушение европейской конвенции точно так же, как основанное на законе ограничение.

Необходимо отметить, что основной вопрос при инициировании данного способа защиты активов состоит в определении надлежащих национальных судов. Вы знаете, что по общему правилу, изложенному в ст. 35 § 1 Европейской конвенции, ЕСПЧ может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты.

При этом не следует забывать о критерии эффективности национальных судов, который ЕСПЧ применяет при рассмотрении индивидуальных заявлений. Согласно этому критерию на момент разбирательства суды должны быть эффективными не только в теории, но и на практике, т.е. доступными, способными удовлетворить претензии, а также иметь разумную перспективу положительного исхода дела.

Поскольку украинское процессуальное законодательство в большинстве случаев по территориальной подсудности будет переадресовывать наших клиентов в крымские суды, вопрос о применении критерия эффективности становится весьма актуальным. Опять же возникает вопрос легитимности фактического установления Российской Федерацией контроля над полуостровом, о том, как и по какому законодательству происходят назначения в правоохранительные и судебные органы Крыма после 21.03.14 г.

Сегодня юристы дискутируют о том, можно ли, подавать жалобы напрямую в ЕСПЧ, мотивируя свое обращение тем, что эффективных средств защиты украинского имущества и имущественных прав в Крыму нет. По нашему мнению — стоит пробовать. Ведь позиция европейского сообщества относительно действий России очевидна. Косвенным подтверждением того, что правильно обоснованное индивидуальное заявление ЕСПЧ может принять до исчерпания национальных инструментов защиты, может служить то, как быстро ЕСПЧ передал на коммуникацию правительствам Украины и России жалобу Катирены Рахно, касающуюся похищения журналиста Евгения Рахно (мужа заявительницы) в Крыму 9 марта этого года.

 

Отдельно о защите инвестиций

В сфере международно-правового регулирования гарантией защиты собственности служит система договоров о защите инвестиций между различными государствами. Таким образом, если учредители компаний в Крыму являются гражданами и/или крымские активы принадлежат инвесторам из юрисдикций, с которыми РФ заключила двусторонние соглашения  в правовом регулировании иностранных инвестиций (договора о поощрении и взаимной защите инвестиций), то у таких инвесторов есть возможность защитить свои инвестиции и собственность в Крыму посредством обращения в международный инвестиционный арбитраж.

На сегодняшний день Россия подписала порядка 55 соответствующих договоров о защите инвестиций, в т.ч. с США, Чехией, Кувейтом, Индией, Норвегией, Японией, Австрией, Венгрией, Данией, Люксембургом, Нидерландами.

В данном случае необходимо сделать оговорку. Дело в том, что соответствующее двустороннее соглашение было подписано и с Украиной. Однако, учитывая сложные политические взаимоотношения между РФ и Украиной, проще будет защитить свои права тем инвесторам и собственникам активов, которые имеют статус нерезидентов Украины.

Отдельно отметим, что «при выборе подходящей юрисдикции в данной ситуации, оптимальным вариантом будет Люксембург либо Нидерланды. Эти юрисдикции, благодаря существующим соглашениям с Россией, являются более гибкими, а значит, и более выгодными, с точки зрения защиты украинских инвестиций. Дело в том, что соглашение о защите инвестиций предусматривает защиту не только прямых, но и косвенных инвестиций. Поэтому если украинские инвестиции в крымскую компанию будут проведены через голландскую компанию, то они также попадают под действие защиты.

 

Выводы

В ситуации неопределенности (и не только правовой) сегодня можно достоверно констатировать лишь одно – пока наверху решают глобальные вопросы безопасности нашего государства и ищут пути сохранения его целостности, частным лицам следует самостоятельно позаботиться о решении проблем со своим имуществом на оккупированной территории.

Мы не сомневаемся, что в ближайшем будущем правительство Украины активно включится в этот процесс. Однако, время необходимое для того, чтобы сгруппироваться с целью минимизировать потери, а также, чтобы собрать или упорядочить имеющиеся доказательства, может быть упущено.

Не забывайте и о том, что срок для подачи индивидуального заявления в ЕСПЧ составляет всего шесть месяцев. Если считать от даты признания Конституционным судом РФ легитимным закона о присоединении Крыма к России, то осталось не так много времени для того, чтобы попробовать подать заявку в ЕСПЧ, минуя институт национальной защиты прав. Следовательно, следует активизировать действия по защите интересов клиентов. Возможно, вам не нужно будет отталкиваться от этой даты. Например, в том случае, если вы можете подтвердить, что нарушение прав собственности и/или имущественных интересов вашего клиента возникло после этой даты. Однако, подумайте о том, сможете ли вы документально подтвердить более позднюю дату и сможете ли вы доказать, что события 19 марта не свидетельствовали о том, что риски наступили уже в этот срок, а ваш клиент не предпринимал никаких разумных и обоснованных действий по защите своей собственности или реализации прав/законных интересов. В сложившейся ситуации — вопрос достаточно спорный.

В завершение приведем краткий алгоритм мероприятий по защите бизнеса в Крыму.

Шаг первый. Обеспечить сохранность/восстановление/получение всех необходимых правоустанавливающих и других документов на недвижимое имущество, право пользование недрами и другие права субъектов хозяйствования в бумажном виде.

Шаг второй. Проанализировать все имеющиеся у ваших клиентов украино-российские контракты, а также договоры, заключенные с субъектами, зарегистрированными на территории АР Крым до 19.03.14 г. Рассмотреть возможность внесения в них изменений и дополнений, приостановления их действия, рассрочки исполнения или расторжения.

Шаг третий. Позаботиться о надлежащем оформлении всех документов, подтверждающих наступление обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажорные обстоятельства).

Шаг четвертый. Фиксировать любыми доступными способами факты нарушения прав собственности, пользования и т.д., а также субъектов таких нарушений (формирование соответствующей доказательственной базы).

Шаг пятый. Активно использовать все возможные национальные и международные механизмы защиты нарушенных прав;

Шаг шестой. Рассмотреть необходимость/возможность перерегистрации бизнеса и перевода бизнес-активов на «материковую» часть Украины.

Шаг седьмой. Открыть счета субъектов хозяйствования, зарегистрированных в Крыму, в отделениях банков, которые находятся на «материковой» части Украины.

Шаг восьмой. Продумать целесообразность, а при необходимости — стратегию дальнейшего сопровождения судебных и других разбирательств в государственных органах АР Крым.

 

Андрей Тамошюнас, адвокат,

начальник судебного департамента Юридическо-охранного предприятия «FELIX»,

Полина Романова, юрист-аналитик ИД «Фактор»

 ("Адвокатское бюро" №5 (5) май 2014)


Автор
фото
Адвокат (Харьков) Выполнено заданий: 37 Отзывов: 350

Loading...
В данном разделе статей больше нет